Эверест-2021: три года на мечту

Взобраться на легендарную Гору «своей компанией», обойтись своими силами и сэкономить на самом дорогом коммерческом восхождении планеты — а что, так можно?

Автор идеи и руководитель проекта «Эверест-2021» Олег Афанасьев — альпинист со стажем, на счету которого высочайшая вершина Земли уже есть. За три года он собирается сформировать команду из опытных спортсменов и альпинистов-любителей, «заражённых горами», чтобы после серии тренировочных восхождений и сборов подняться на Эверест со стороны Непала. Мы расспросили Олега о тонкостях проекта, стиле восхождения, «команде друзей» (и подруг?) и, конечно, о горах…

Олег, вы уже были на вершине, почему Гора снова манит вас?

— Мне не приедаются горы. Я был на Эльбрусе 46 раз. Это, конечно, не 200–300, тут нечем особо хвастать, но последнее время три раза в году я хожу на него. Я успеваю соскучиться. И всегда волнуюсь ночью перед восхождением, как будто в первый раз. А при слове «Эверест» мое сердце бьется быстрее, несмотря на то, что у меня есть фото на его вершине.

Причин снова подняться на Эверест много. Во-первых, это было так давно, что я уже иногда сомневаюсь, что это со мной случилось. Экспедиция «Кубань-Эверест 2000», результат — 12 из 12-ти, причем это была единственная команда с севера, которая работала самостоятельно на Горе. Но быть молодым участником экспедиции и организатором — это разные функции и задачи. Мне нравится быть менеджером экспедиции, продумывать и организовывать самостоятельно весь процесс.

Во-вторых, спортсмены раз в четыре года отправляются на Олимпиаду, на чемпионат мира раз в два года и т. д. Достойная цель помогает во всех аспектах жизни — нужно много тренироваться, соблюдать режим, подтянуть английский, больше работать, чтобы появились финансы, правильно распределять свое время, уделять внимание своей семье в перерывах между экспедициями. Жизнь становится полнее, ярче, Гора заряжает тебя своей энергией ещё до восхождения.

В-третьих, перефразируя, кажется, Бершова, я поднимался с севера на Джомолунгму, а теперь хочется подняться с юга на Сагарматху.

Эверест
Почему вам кажется, что для подготовки к Эвересту трёх лет достаточно?

— Тут сколько лет ни готовься, все равно будет мало. Нет таких людей, которые скажут на высоте, что это «вообще легко, можно было так усердно и не тренироваться». Я думаю, что три года — тот срок, когда человек сможет не растерять запал, свою мотивацию.

И потом, говоря о проекте, нельзя забывать о составе команды: одна половина — любители, у которых есть деньги, и они подтягивают свой уровень альпинизма; а вторая половина — профи, которым необходимо время, чтобы решить финансовые вопросы. Мне кажется, для обеих групп это хороший срок.

В чём заключается главная идея проекта? Чем он отличается от «типичной» коммерческой экспедиции на Эверест?

— Главная идея проекта — достижение вершины Эвереста тем способом и средствами, которые мы для себя считаем правильными. От коммерческих экспедиций проект отличается отсутствием собственно коммерческой составляющей, никто не будет получать прибыль. Также не будет гидов и клиентов. Участники работают сами. Я против того, чтобы коммерческие экспедиции становились «типичными» на Эвересте. Не собираюсь с этим бороться, с кем-то спорить и доказывать. Просто мы пойдем «как раньше».

Сразу скажу, что проект отличается и от спортивного альпинизма. Я считаю, что спортивный альпинизм в высоких горах — это первовосхождения, первопроходы и прохождения известных маршрутов быстрее или в лучшем стиле (альпийский, а не гималайский; без, а не с кислородом; соло, а не команда; зимой, а не летом и т. д.). У нас не спортивное восхождение. Мы будем соревноваться только сами с собой.

Возможно, еще кто-то помнит, что традиционным является все-таки наш подход — джентельмены приезжали в далекую страну, нанимали караван носильщиков и проводников, доходили до горы, ставили базовый лагерь и на горе работали самостоятельно. Да, сейчас так не принято. Но нас-то это не уродует!
За счет чего вы хотите сократить финансовые затраты на экспедиции? Не пострадает ли уровень безопасности?

— Раз нет коммерческого интереса, нет затрат на работу гидов и дорогостоящих высотных шерпов. Не пострадает ли уровень безопасности от того, что мы сами будем работать на горе? Где больше риска, это ещё вопрос. У кого больше шансов выбраться из сложной ситуации на горе — у клиента, которого привезли и всё за него сделали, или у альпиниста, пусть даже и со средней подготовкой? Наша экспедиция не для клиентов. А за безопасность будут отвечать подготовка и профессиональные альпинисты, которые уже есть в команде.

Вы называете планируемое восхождение «восхождением друзей». Есть те, кто уже в «друзьях» проекта? Может ли стать членом команды новый, лично с вами незнакомый альпинист?

— Сейчас шесть человек уже стали членами команды и пять — кандидатами. Среди них есть и незнакомые мне люди. Но срок подготовки тем и обусловлен, что мы успеем узнать новых друзей получше и примем совместно правильное решение по их участию. Список команды закроется в июне 2019-го года. За это время в программе три восхождения (Казбек, Эльбрус, Айленд-Пик), два из которых на выбор обязательные. По ним я смогу понять потенциал человека для работы на высоте.
На вершине Эвереста
Почему такой слоган «„Эверест 2021" — достойная цель для сильных мужчин!», если женщины переносят высоту не хуже мужчин и тоже довольно часто поднимаются на высочайшие вершины? И вот в кандидатах в члены команды « Эверест-2021» появилась первая девушка. Кто она и что вы думаете по этому поводу?

— Я совсем не против девушек в горах. Просто я не встречал в высоких горах женщин, которые могут работать в экспедициях наравне с мужчинами. Наши женщины, поднявшиеся на Эверест, и все международные звезды женского альпинизма (Кальтенбруннер и прочие) не смогли бы этого сделать без мужчин, по большей части смуглых, невысокого роста, с простыми именами Циринг, Пасанг, Тенцинг. Впрочем и большинства мужчин это тоже касается, давайте уж будем честными.

Так как нам придется работать самим на Горе, то и требования к участникам соответствующие: в команде, конечно, будут «джентельмены», но тут, как у Высоцкого — « воля-волей, если сил невпроворот…». Если в команде будет женщина, умеющая работать на 60–70% наравне с мужчинами, я буду рад.

С Настей познакомились на собеседовании несколько дней назад. Она активно занимается спортом, много путешествует по миру, работает в Индии в университете, в альпинизме она новичок. Сейчас трудно что-то сказать. Будем смотреть. Я против подхода «не читал, но осуждаю». Каждый человек должен получить шанс проявить себя.

Какие у проекта требования к участникам до и после курса подготовки?

— Чтобы стать кандидатом в члены команды по сути нужно только иметь желание и пройти собеседование. Я должен убедиться в том, что человек не страдает суицидальными наклонностями: так я называю безумное желание сходить на гору любой ценой.

Мне важнее понять настрой человека на подготовку в течение трёх лет, его мотивацию и финансовые возможности. Во время наших первых совместных восхождений (Казбек, Эльбрус, Айленд-пик) мы знакомимся поближе, смотрим друг на друга, и по результатам я пойму — есть у кандидата шанс подняться на Эверест с нами или нет.

После этого начнутся более серьезные вершины — Ама-Даблам, Денали, Манаслу, на которых мы будем наращивать подготовку и высоту. По итогам программы член команды должен быть готов самостоятельно работать на высоте на маршруте средней сложности.

Олег, вы лично составляли план подготовки? На что собираетесь делать упор? Будут ли общие тренировки или только совместные тренировочные экспедиции?

— План составлял я. Упор сделан на высоту и, соответственно, выносливость. Нас ждет длинная экспедиция — это не только физически, но еще и психологически тяжело. Все вершины программы будут подводить к этому. Общие тренировки и лекции — в процессе экспедиций. В городах тоже возможны совместные тренировки, но в команде ребята из разных городов и даже стран. Краснодарцы, думаю, будут пересекаться.

Каким будет первый шаг проекта после определения предварительного состава команды?

— Работа сейчас уже началась — ежедневное общение с новыми кандидатами и текущие вопросы по подготовке и снаряжению. Первая экспедиция через двадцать дней на Казбек из Грузии. В январе будет Эльбрус. Обожаю эти морозные восхождения! После них даже в Гималаях тепло. В мае будет Айленд-пик (6189 м). Он находится рядом с Эверестом, я специально его выбрал, чтоб ребята уже знакомились с районом парка Сагарматха. Ну, а потом все серьезнее — Ама-Даблам (6856 м, Непал, октябрь 2019), Денали (6190 м, США, июнь 2020), Манаслу (8163 м, Непал, сентябрь 2020), и вишенка на торте — Эверест весной 2021 года.

Я благодарен порталу RISK.RU за то, что он выступает информационным партнером программы «Эверест 2021». Эверест не за горами!

Источник.
Made on
Tilda